Цитаты про детей

Список лучших цитат про детей, отобранных посетителями нашего сайта
У детей, никогда не видевших мира, и детей, никогда не видевших войны, разные представления о справедливости.
— Твой сын проснулся. — До рассвета это твой сын.
— Фиби, сколько можно пить? — Я помогаю детям! — Каким образом? — Чем больше я выпью, тем меньше им достанется!
Если у вас когда-нибудь будут дети, и один из них в возрасте, скажем, восьми лет нечаянно подожжет ковер в гостиной, вы уж там как-нибудь полегче с ним.
— Наши дети будут умными и красивыми! — А главное — вымышленными!
— Ник хочет, чтобы я родила ребенка, а мне даже ноги побрить некогда. — А ты не брей – и он расхочет.
— Мы распределили детей, я думаю, лучше было бы распределить зоны действия. — В каком смысле? — Было бы удобнее, если бы у каждого из нас была бы своя зона. Фиби, ты бы отвечала за подтирание, Мон пусть отвечает за смену подгузников, а я буду просто смотреть и диву даваться, какие они миленькие.
Самое страшное наказание — пережить своего ребенка.
Взрослые утешаются памятью о былом, а дети надеются на будущее.
Знаю, я не идеальный ребёнок, какого вы хотели... Но, раз вы так считаете, видимо, и вы сами не идеальные родители. Вы думайте, что я неправильный, потому что не считаете детей равными себе.
— Это места для детей и инвалидов! — А она что, дети или инвалиды? — Она готовится стать матерью! — А я готовлюсь стать отцом!
Если дети не обгонят родителей, значит, родители плохи, и дети балбесы.
— Значит, мы могли бы быть вместе? — Ну, меня посещает такая мысль. — И? — Это только мысли в моей голове... Всего за одну секунду я могу представить как всё могло быть: бум, влюбляемся, женимся, заводим детей, наши дети вырастают, одинаковые могилы, ну и всё такое прочее, хехе, быстрее это всё представить, чем рассказать. — Обычно так и бывает... Значит, у нас всё могло получиться? — Да... Но в жизни вышло всё иначе.
Парень, который видит Америку первым есть на каждом судне. И не думайте, что это случайность. Или оптический обман. Это — судьба. Это те люди, которые всегда имели тот самый момент отпечатанным в их жизни. Даже когда они были ещё детьми можно было заглянуть в их глаза, и если вы вглядитесь достаточно внимательно, вы уже тогда сможете увидеть её, Америку. И я видел Америку много раз.
Защищай ворота, всем телом защищай, как детей бы своих защищал, как Родину защищай! Тебе не больно, Харламов. Радостнее, веселее! Ты в хоккее!
— Кого ты ищешь? Кто твой идеал? — Во-первых, он слишком скромен и не знает о своей идеальности. — Это я. — Он умный, отзывчивый, веселый. — Умный, отзывчивый, веселый? Я, я, я. — Он романтичен и смел. — Снова я. — У него хорошая фигура, но при этом он не смотрится каждую минуту в зеркало. — У меня отличная фигура и я иногда месяцами не подхожу к зеркалу. — Он добрый, чуткий и нежный и не стесняется плакать. — Мы о мужчине говорим? — Он любит животных и детей и меняет каканные пеленки. — А слово каканные он тоже употребляет? — Играет на музыкальном инструменте и любит свою мать. — Вылитый я, просто вылитый. Да, это я.
Эта семья с детьми... Убейте детей на глазах матери. Скажите: если она сдержит слезы, вы остановитесь. Отдам должок.
— Переживаешь? — А то. — Время летит, дети растут. — Это тяжело... — Отпусти её. Переверни страницу, иди дальше. — Она была малышкой, и вдруг... — Переживи, прими это. Круговорот жизни, болезненно это. — И тяжело, да? — Нет, мне нет — у меня сын, а вот ты влип.
— Знаешь, что за геройство дают? Ничего. Ты рискуешь, а тебя хлопают по плечу «Бла-бла-бла, ты молодец».. Развод.. Жена фамилию твою уже забыла, дети не общаются... Завтракаешь в одиночестве.. Поверь, героем быть не сладко. — Так что же вы тогда. — Просто больше некому, вот и ответ.. Уж поверь, был бы другой, я ему уступил, но ведь нет.. Вот и горбачусь. — Да-а.. вот поэтому вы и герой.
— Порою я не понимаю о чём он говорит. Дети в наш век развитых технологий... — Сдохни! Сдохни! Сдохни! (играет в видеоигру) — ... остаются детьми совсем недолго.
Мне не с кем прощаться, ты мертв, дети тоже, мне не с кем прощаться…
Не хочу быть одной из тех родителей, которые видят своих детей в течение одного часа по вечерам.
Давай детям столько денег, чтобы они делали что-то, а не столько, чтобы они не делали ничего.
С появлением детей становится очевидно, что их безопасность превыше всего.
Когда я видел, как рождается моя дочь, со мной что-то произошло. Говорят, это связано с религией, но я в Бога не верю. Я даже детей не особенно любил. Но когда Кристина Сан-Шайн пришла в этот мир что-то во мне изменилось. Я понял, зачем попал на эту планету. Это было самое удивительное чувство в моей жизни. А затем последовало самое поганое чувство в моей жизни.
Обдолбаные неонацистские гавнюки знают Mein Kampf лучше, чем дети Винни-Пуха. Эти гоблины, как атомные бомбы, готовы уничтожить всё. Без всякой причины.
Связной мафии: Ты циничный ублюдок, ты это знаешь? Обама по телевизору: [неразборчиво]… утвердиться в фундаментальной истине, что нас много, но мы едины! Связной мафии: Слышал, что он сказал? Задумайся. Джек Коган: Не смеши меня. «Мы один народ». Этот миф создал Томас Джефферсон… Связной мафии: О, и Джефферсон тебе не угодил? Джек Коган: Друг мой, Джефферсон — американский святой, потому что написал, что все люди сотворены равными. Во что он явно не верил, раз оставил своих детей подневольными. Богатый сноб, не желавший платить налоги Британии. Он начирикал красивые слова и поднял людей, которые пошли умирать за эти слова. А он сидел, пил дорогое вино и трахал свою рабыню. [Указывает на телевизор с Обамой] Он говорит мне, что мы живем в обществе? Пусть не заливает. Я живу в Америке, а в Америке каждый сам за себя. Америка — это не страна, а всего лишь бизнес. Так что — давай, плати мне.
Вы как дети малые — обёртка вам интереснее того, что внутри.
Ребёнком хочешь быть похожим на отца, подростком не хочешь иметь с ним ничего общего, а когда вырастаешь, становишься таким же, как он. Смерть отца многому меня научила. Он сдался, захотел просто умереть... Что бы ни случилось со мной сегодня, мои дети увидят, что я не сдался. И я ничего не боюсь.
При живом муже нарожать троих детей от одного мужчины — это безнравственно.
Это несправедливо, Маргарита Ивановна, а несправедливость детей только ожесточает.
Любите детей, принимайте их любыми и помните: ваши дети слышат вас.
Вот смотрю я на вас и начинаю его тоже жалеть, веселую жизнь вы ему устроили, раз он может только делая детей доказать, что у него есть яйца.
— Нет, Фрэнк! А наша жизнь разве реальна? Разве может умный и талантливый человек много лет заниматься тем, что он совершенно не переносит? И жить в городе, который он не переносит. Вместе с женой, которая не переносит того же самого, что и он. А знаешь, что хуже всего? Все наше существование основано на предположении, что мы особенные, что мы выше всего этого. Но это не так! Мы такие же, как и все! Посмотри на нас. Мы в плену одного и того же смехотворного заблуждения, что, как только появляются дети — нужно остепениться и похоронить себя заживо. И мы наказываем друг друга за это.
Говорят, что родителей не выбирают. Но и детей тоже, к сожалению.
Это закон жизни: сначала родители заботятся о детях, потом дети начинают заботиться о родителях. Это историческая закономерность.
— Пороть вас надо! — А вас пороли? — А как же, а ты думаешь почему я такой стал. — А я вот считаю, что детей пороть нельзя, меня вот отец порол, и что, я вот до сих пор его убить хочу, и ещё кого-нибудь заодно.
... Вечером шла у Михайловского замка, слышала, как дети спорили: « — Мое! Отдай. — Нет, мое!» И вдруг стало так легко и ясно, как стекло протерли. Все будет. Все уже есть. Исчезло мое и ваше. Каждое утро я открываю глаза и улыбаюсь. Я живу, я жду. Это награда, а не наказание. Потому что против всех законов физики, ты отдаешь, а у тебя прибывает и не кончается. Представляете, я чувствую у себя в ладонях большой и невозможно круглый светящийся шар. Это благодать, дар, счастье. Так бывает, вы не смейтесь, я знаю. Я стою на пороге неведомого огромного мира. Пусть будущее мы видим гадательно, как сказал Апостол «сквозь тусклое стекло», но пребывает с нами Вера, Надежда, Любовь. И Любовь из них больше...
Родители — это кости, на которых их дети точат зубы.
— А что, если мы оставим детей одних сегодня? — Что, совсем одних? — Ну, не совсем, с телевизором.
Это закон жизни: сначала родители заботятся о детях, потом дети начинают заботиться о родителях. Это историческая закономерность.
— А почему вы были с подружкой, а не с женой? — Ты чего? Она потом этими губами моих детей целует!
Ты когда-нибудь встречал женщину, которая заставляет тебя любить ее каждой клеточкой своего тела? Ты вдыхаешь ее, чувствуешь ее вкус, ты видишь своих не родившихся детей в ее глазах и ты знаешь, что нашел донну. Твоя жизнь начинается вместе с ней, а без нее заканчивается.
В детстве я по-честному верил в Бога, но все дети взрослеют. Я вырос и говорю сам себе: «Санта Клаус — нет доказательств, Зубная фея — нет доказательств, Бог — та же фигня».
Все вокруг говорят, что семья — это творчество, тяжёлый труд, но на самом деле почти все дети — результат пьянки и легкомыслия.
Знаете, многие дети думают, что в жизни, как в мультфильме: если на голову упадет наковальня, можно потом отлепиться от асфальта, встать и пойти дальше. Так вот, я никогда в это не верила. Иначе и быть не могло, ведь Смерть буквально стала членом нашей семьи.
У детей стало принято обо всем писать на фейсбуке. Не знаю, что ваше поколение находит в выставлении на показ всех ваших мыслей, но уверяю тебя, не многие из них бриллианты. «Роман отлично провел день, потом купил диетколу на автозаправке...» Сносит крышу. Ну и кого это вообще волнует? «Он опять купил диет колу? Ох уж этот Роман, он неисправим...»
— Шпионить — легко, с детьми сидеть — ужас!
— Зря ты меня выпустил! Лучше бы я дальше срок мотал. — А здесь ты срок не мотаешь? — Нет, Тош... Мы детей на смерть не посылали.
Они нас на убой посылают! Фрицы разбираться не будут: дети — не дети!
Родители — это кости, на которых их дети точат зубы.
Разве любят за что-то? Вот дети как любят... Маленькие, у которых еще родничок не зарос... Они любят просто так... не нарочно.
Любимые будут вместе. Семьи воссоединятся, родители найдут согласие со своими детьми и… дракону откроется пещерка!
Это традиция: когда в доме рождается ещё один ребенок, кто-то из старых детей должен умереть.
Кто сказал, что твои дети лучше моих? Кто сказал, что сильный подбородок, быстрый обмен веществ или мускулатура... Кто сказал, что твои дети будут счастливее и лучше моих? Я буду их любить ничуть не меньше. И почему ты решил, что будешь лучшим мужем, раз ты из хорошей семьи и с хорошей генетикой? Или... Она же для тебя имущество, и дети — имущество.
— Так почему мы не можем быть вместе? — Из-за проблем с генетикой: пухлые дети с носами-картошкой. Как жаль, что слава и богатство не изменили твою генетику.
— Мы все вышли из моря, но не все мы дети моря. Нас, избранных, летящих на гребне волны, тянет вернуться в него вновь и вновь.
Вот смотрю я на вас и начинаю его тоже жалеть, веселую жизнь вы ему устроили, раз он может только делая детей доказать, что у него есть яйца.
— Нет, Фрэнк! А наша жизнь разве реальна? Разве может умный и талантливый человек много лет заниматься тем, что он совершенно не переносит? И жить в городе, который он не переносит. Вместе с женой, которая не переносит того же самого, что и он. А знаешь, что хуже всего? Все наше существование основано на предположении, что мы особенные, что мы выше всего этого. Но это не так! Мы такие же, как и все! Посмотри на нас. Мы в плену одного и того же смехотворного заблуждения, что, как только появляются дети — нужно остепениться и похоронить себя заживо. И мы наказываем друг друга за это.
Когда девочка и мальчик выбежали из машины, пляж был счастлив, счастлив чувствовать отпечатки их маленьких ножек. Счастлив, что в нем копаются лопатками. Счастлив, когда после ухода детей ветер носил по нему бумажные пакеты. Но пляж знал, что больше этого не повторится. Никаких беззаботных игр лишь одинокие снегопады в начале бесконечной зимы. Пляж любил мальчика и девочку, хотя и не мог этого выразить. Он знал, что вместе они в последний раз. Отныне всё будет по-другому. Он не знал, будет хуже или лучше. Но совершено точно всё изменится.
— Мы-то хотя бы можем пойти в детский дом, а дети куда? — Только в дурку.
— Мы-то хотя бы можем пойти в детский дом, а дети куда? — Только в дурку.
Ты слишком стар, чтоб конфисковывать у детей велосипеды.
Знаешь, я часто задавалась вопросом: зачем мы вообще заводим детей? И в результате я пришла к выводу, что в какой-то момент нашей жизни мы понимаем, что всё сломано и ремонту не подлежит. И мы решаем начать всё заново, с чистого листа, начать с нуля. И мы заводим детей — наши маленькие копии, которым можно сказать: «Ты сделаешь то, чего я не смогла. Ты добьешься успеха там, где я потерпела крах». Потому что мы хотим, чтоб на этот раз кто-то сделал всё правильно.
Правда ли, что всем детям снятся кошмары, если ночью гроза?
Когда лошадь загоняют, у нее изо рта идёт пена. Она падает, дергает копытами, но встать уже не может. Так что её пристреливают и перерабатывают в клей. Автомат разливает клей по бутылкам, дети выдавливают его и склеивают кусочки бумаги. Клей прилипает к рукам, и дети его едят. И превращаются в лошадей.
— Я сказал жене, что если дети и поедут с кем-то в поход, то только со мной. Она все поняла буквально, несмотря на мой тон. — Тон пустого трёпа?
Любимые будут вместе. Семьи воссоединятся, родители найдут согласие со своими детьми и… дракону откроется пещерка!
— Имена детей будете получать по факсу. — По-вашему, это факс? — Изобретен полвека назад, но до сих пор работает. — Как и вы, Роджерс...
— Чертовски хорошие стихи — это оружие. Не какой-нибудь дробовик. Они как бомба! Огромная, мощная бомба! — Вот почему детей заставляют учить их в школе. Они хотят навязать им своё мнение, а если представить, что сонет родился совершенно случайно?..
— Когда рыба становится взрослой, то глаз с одной стороны переходит на другую... Возможно, это признак зрелости. Этим они показывают, что пережили трудные времена. — Какие времена? — Те, что отделяют детей от родителей.
Вот смотрю я на вас и начинаю его тоже жалеть, веселую жизнь вы ему устроили, раз он может только делая детей доказать, что у него есть яйца.
— Нет, Фрэнк! А наша жизнь разве реальна? Разве может умный и талантливый человек много лет заниматься тем, что он совершенно не переносит? И жить в городе, который он не переносит. Вместе с женой, которая не переносит того же самого, что и он. А знаешь, что хуже всего? Все наше существование основано на предположении, что мы особенные, что мы выше всего этого. Но это не так! Мы такие же, как и все! Посмотри на нас. Мы в плену одного и того же смехотворного заблуждения, что, как только появляются дети — нужно остепениться и похоронить себя заживо. И мы наказываем друг друга за это.
Люди так озабочены тем, что их дети играют с пистолетами, смотрят жестокие фильмы, боятся, что жажда насилия овладеет и ими. Никто из них не обеспокоен тем, что дети слышат тысячи песен: о разбитых сердцах, отвергнутой любви, боли, страданиях и потерях.
— Так что у тебя с Шарлин? — Вчера у нас была волшебная ночь. — И ты по-прежнему утверждаешь, что не изменяешь жене? — Я уверен в этом, искренне, всей душой. Секс через Интернет не измена. — То есть, как это? 3 часа ночи, жена и дети спят наверху, а ты внизу трахаешь тёлку в киберпространстве. — Во-первых, мы не трахаемся. Мы печатаем на клавиатуре. Во-вторых, и тут ты меня обидел... Шарлин не какая-то там тёлка. Она — биржевой брокер Ральф, притворяющийся какой-то там тёлкой по имени Шарлин.
Что тебе нужно от меня? Ты идёшь по жизни один, будто боишься к кому-то привязаться, не строишь прочных отношений, тогда хотя бы скажи, кто я для тебя? Твоя ревность ничего не объясняет, и я жду от тебя слов. Маленькие дети тоже ревниво относятся к своим игрушкам, пока те не надоедят им... Скажи, неужели и с нами так будет? Ты хоть раз представлял своё будущее со мной? Чего ты ждешь от меня?
Парень, который видит Америку первым есть на каждом судне. И не думайте, что это случайность. Или оптический обман. Это — судьба. Это те люди, которые всегда имели тот самый момент отпечатанным в их жизни. Даже когда они были ещё детьми можно было заглянуть в их глаза, и если вы вглядитесь достаточно внимательно, вы уже тогда сможете увидеть её, Америку. И я видел Америку много раз.
Брак все время меня удивлял. Мужья, с трудом выносящие жен. Жены в номерах дешевых мотелей с первым встречным рожают детей для того, чтобы потом их бросить. Воистину, пока смерть не разлучит вас.
Люди могут делать все, но обижать детей в Рождество им не позволено.
— Я ищу некого Эйса Вентуру. — Любой, входящий в этот храм, лишается своего имени. — Он американец. — Мы все дети одной силы. — А, ну да. Он ещё любит наклоняться и разговаривать задницей. — Ах, этот... Идёмте за мной.
Парень, который видит Америку первым есть на каждом судне. И не думайте, что это случайность. Или оптический обман. Это — судьба. Это те люди, которые всегда имели тот самый момент отпечатанным в их жизни. Даже когда они были ещё детьми можно было заглянуть в их глаза, и если вы вглядитесь достаточно внимательно, вы уже тогда сможете увидеть её, Америку. И я видел Америку много раз.
Все вокруг говорят, что семья — это творчество, тяжёлый труд, но на самом деле почти все дети — результат пьянки и легкомыслия.
Знаете, многие дети думают, что в жизни, как в мультфильме: если на голову упадет наковальня, можно потом отлепиться от асфальта, встать и пойти дальше. Так вот, я никогда в это не верила. Иначе и быть не могло, ведь Смерть буквально стала членом нашей семьи.
— Порою я не понимаю о чём он говорит. Дети в наш век развитых технологий... — Сдохни! Сдохни! Сдохни! (играет в видеоигру) — ... остаются детьми совсем недолго.
... идет уличная перестрелка, да что там перестрелка — реальный бой. Мясо. А рядом дети перебегают дорожку по переходу.
— Ты знаешь, я думал о нас с тобой… — О ком? О нас?! — Знаешь, Авантика… ты знаешь, я знаю, что происходит между нами, так почему бы нам в этом не признаться?! Ты очень красивая, я тоже не плохой, и теперь ты также знаешь, что я интересуюсь тобой…Что будет дальше знает только Бог! Я буду часто приглашать тебя на кофе, ты будешь много отказывать, но, в конце концов, придешь. Я буду разговаривать с тобой на романтические темы, сначала ты будешь злиться, но потом, эти же вещи начнут тебе нравиться! Потом влюбимся, женимся, будут дети и так далее, так зачем нам тратить время на разговоры?!
Какого мира мы добиваемся? Я говорю об истинном мире. О таком мире, ради которого стоит жить на Земле. Это не просто временный мир, это мир навсегда. Наши беды созданы людьми, поэтому люди могут их и преодолеть. Ведь в конечном счете нас объединяет именно то, что все мы живем на этом маленькой планете, мы дышим одним воздухом, мы все желаем счастья своим детям и все мы смертны.
— Ты знаешь, я думал о нас с тобой… — О ком? О нас?! — Знаешь, Авантика… ты знаешь, я знаю, что происходит между нами, так почему бы нам в этом не признаться?! Ты очень красивая, я тоже не плохой, и теперь ты также знаешь, что я интересуюсь тобой…Что будет дальше знает только Бог! Я буду часто приглашать тебя на кофе, ты будешь много отказывать, но, в конце концов, придешь. Я буду разговаривать с тобой на романтические темы, сначала ты будешь злиться, но потом, эти же вещи начнут тебе нравиться! Потом влюбимся, женимся, будут дети и так далее, так зачем нам тратить время на разговоры?!
— Значит, мы могли бы быть вместе? — Ну, меня посещает такая мысль. — И? — Это только мысли в моей голове... Всего за одну секунду я могу представить как всё могло быть: бум, влюбляемся, женимся, заводим детей, наши дети вырастают, одинаковые могилы, ну и всё такое прочее, хехе, быстрее это всё представить, чем рассказать. — Обычно так и бывает... Значит, у нас всё могло получиться? — Да... Но в жизни вышло всё иначе.
Материнство — это когда ты не задумываешься, что нужно бы поберечь силы и время, их никогда нет. Но ты сворачиваешь горы! Ты ищешь свое Я и отказываешься от него, а иначе, что ты за мать?! Всё кругом стремительно меняется, и ты мечтаешь остановить время. Можно фотографировать детей каждый день и каждый день замечать, что они стали взрослее. Это факт. Душераздирающий факт. Но это так. Держись за сегодняшний день и пытайся прожить его по-настоящему. Следуй примеру своих детей. Они умеют наполнять страстью каждый момент и живут только этими настоящими моментами. Они научат этому и тебя, только остановись и дай им такую возможность. Почувствуй, как тебе повезло, что у тебя есть такой шанс!
Что тебе нужно от меня? Ты идёшь по жизни один, будто боишься к кому-то привязаться, не строишь прочных отношений, тогда хотя бы скажи, кто я для тебя? Твоя ревность ничего не объясняет, и я жду от тебя слов. Маленькие дети тоже ревниво относятся к своим игрушкам, пока те не надоедят им... Скажи, неужели и с нами так будет? Ты хоть раз представлял своё будущее со мной? Чего ты ждешь от меня?
Я очень извиняюсь! В мире четверо из пяти детей умирают от голода, тысячи прячутся в подвалах от бомб. И сколько людей гниет в больницах от рака и СПИДа. Есть женщины изнасилованные двадцатью пятью мужиками одновременно, и есть ты — ты с которым произошла ужасная вещь — кто-то задел зеркало твоей машины! А вокруг тебя есть деревья, с красивыми зелёными листьями — ты хоть раз на них смотрел? А есть красивая женщина, которая теряет молодость на кухне, готовя тебе грибы в сметане, пока ты ей изменяешь. Ты хоть раз смотрел на свою жену? У тебя есть дети! Ты хоть благодарен, что они у тебя есть? А еще есть корова, которая тебе каждый день дает молоко, масло и сыр! Ты хоть раз, сказал коровам — спасибо? Ведь твоя жизнь прекрасна! Прекрасна — просто мечта! Посмотри на неё! Есть только одна проблема — что кто-то дотронулся до твоего зеркала. Это ужасно! Ужасно!
Когда дети становятся родителями, у них память отпадает.
— Мы все выросли на русской классике. И наша задача — передать её следующим поколениям. — А Вы знаете, Владимир Николаевич, вот я давно думаю, что вообще-то русскую классику надо запретить. Ну, во всяком случае, в школе. Взрослые пусть читают, а вот детям голову морочить не надо. — А это почему это? — Да потому что. Выходит молодой человек в жизнь с какими-то дикими представлениями. Ничему ваша классическая литература не учит. Нету таких мужчин, таких женщин, таких отношений. Нету. Ну, может, когда-то были... Но сейчас точно нет. Человека, который поверил во все эти идеалы, ничего, кроме разочарования в жизни, не ждёт. Не бывает таких святых, как князь Мышкин, таких порядочных, как Татьяна Ларина. Не бывает.
— Нет, Томас. Я не беременна. — Слава Богу! С твоими ушами и моим лицом нашим детям не позавидуешь.
Цивилизованные люди не привыкли адаптироваться к среде обитания. Они адаптируют среду под себя. Они строят города, дороги, создают средства передвижения и другие механизмы. Проводят электричество, чтобы ожили и заработали их машины, облегчающий труд. Но они не знают когда нужно остановиться. Чем больше они стараются упростить себе жизнь, тем больше всё вокруг усложняют. Теперь их дети вынуждены учиться по десять-пятнадцать лет, чтобы выжить в этой опасной и сложной среде обитания. Цивилизованные люди отказавшиеся от адаптации к натуральной среде, каждый день, каждый час должны приспосабливаться под новые условия жизни созданные ими же.
— Если вдруг у кого-то возникают сомнения насчёт отца... — Можно провести анализ асцитической жидкости, и я рекомендую вам пренатальные тесты, так как у старородящих женщин риски возрастают. — Старородящих? Это возмутительно! — Пожалуй. — Хотя забавно получать пособие на детей и пенсию одновременно. — Обхохочешься!
Разве, осудив меня, вы сможете что-нибудь изменить? Удастся ли вам избавить от моей участи тысячи детей и подростков? Сможете ли вы устранить то зло, которое делает их преступниками? Голод, нищета сделали меня таким, горе и унижение. И таких как я сотни и тысячи, загляните в трущобы и грязные кварталы. Дети больше всего страдают от этого. Подумайте о детях, что их ожидает?! Какое будущее вы им готовите? Подумайте о том, чтобы и ваши дети не сделались преступниками и не оказались на скамье подсудимых так же, как и я. Я был таким же, как и все дети, и у меня не было забот. Моя мать, как и все матери, видела светлые сны. Она очень часто повторяла мне: «Мой дорогой мальчик! Будь прилежен, обязательно учись, ты будешь адвокатом, а потом судьей, как твой отец».
Хорошо бы детям с самого рождения было гарантировано то, что их правильно воспитают, и что они будут жить нормально и счастливо. Но, похоже, все мы рождаемся на свой страх и риск.




LikeFilm